Мода или необходимость: эксперт ответил на критику новых боевых модулей

Первые необитаемые боевые модули (НБМ) были разработаны в конце 80-х годов прошлого века в Израиле для бронетранспортеров (бронеавтомобилей) с целью сокращения потерь личного состава во время контртеррористических операций как в условиях городской застройки, так и в условиях открытой местности. Боевая эффективность первых НБМ была заметна сразу с первых операций — потери личного состава от случайного или плотного огня террористов сократились в несколько раз.

Израильские НБМ стали отправной точкой концепции вынесенного (дистанционно-управляемого) вооружения, когда экипаж, ведущий боевые действия, укрыт в бронированном корпусе боевой машины и поражает цели высокоточным огнем, оставаясь практически невредимым от ответного огня противника.

Это не чудо, это результаты боевого применения НБМ во множестве операций, которые можно объяснить математическими расчетами и таблицами огневого поражения ГРАУ для стрелкового отделения. Поясню на упрощенном примере.

Итак, представим стрелковое отделение в обороне, вооруженное четырьмя автоматами АК-12, ручным пулеметом РПК, пулеметом ПКТ, РПГ и БМП-1 в окопе, с 73-мм гладкоствольным орудием 2А28 «Гром» и спаренным пулеметом ПКТ. Против него выступают два БМП-1, в которых располагаются аналогичные стрелковые отделения. Казалось бы, наступающие в таком бою выйдут победителями, имея численное превосходство, однако, при грамотно организованной обороне обороняющиеся могут вывести из строя не только БМП, но и уничтожить наступающие отделения, ведя огневое поражение с дистанций 200-300 метров.

Таблицы ГРАУ и расчеты показывают, что вероятность поражения ростовой цели у обороняющихся на дистанции 300 метров примерно в полтора-два раза выше, чем у наступающих по цели, находящейся в укрытии (окопе). При этом показатели боевой эффективности будут также различаться, так как лучшим результатом наступающих будет огневое подавление (50% уничтоженных целей), а у обороняющихся огневое поражение (80% уничтоженных целей). Дело в том, что с позиции лежа (или из окопа) при стрельбе из ручного пулемета на расстоянии 300 метров для поражения одной цели потребуется 4 патрона, а при ведении огня на ходу для решения этой же задачи необходимо не менее 25 патронов.

Картина меняется, если у наступающих вместо БМП-1 окажется БМП-3 с боевым модулем «Бахча-У», у которого есть спаренный боевой блок, состоящий из 100-мм орудия 2А70, автоматической пушки 2А72 и 7,62-мм пулемета ПКТМ, автоматизированная система управления огнем (СУО), прицел наводчика с визирным, тепловизионным, дальномерным каналами и каналом наведения управляемых ракет, панорамный прицел командира с телевизионным и дальномерным каналами, а также с навигационный модуль ГЛОНАСС, позволяющий вести огонь с закрытых позиций. Результат такого боя предсказуем — два БМП-3 с НБМ уничтожат обороняющееся отделение с дальних дистанций (3-5 км), не дав ему шанса на ответное поражение.

Поэтому неудивительно, что во многих армиях мира НБМ с пулеметно-гранатометным вооружением оснащается современная легкобронированная техника — бронеавтомобили и БТР, а пушечно-пулеметными и гранатометными — БМП. Мало того, современные танки в качестве дополнительного вооружения также получают НБМ с пулеметно-гранатометным вооружением для повышения эффективности борьбы с живой силой противника.

Боевой модуль — это «снайперское вооружение» бронированной машины, ювелирная точность поражения цели которого обеспечивает СУО и оптико-электронные системы разведки и наведения (с автоматом сопровождения цели). Помимо этого, боевую эффективность НБМ обеспечивает скорость наведения комплектного вооружения на цель. Например, скорость наведения пушки и башни БМП-3 с НБМ в горизонтальной и вертикальной плоскости может составлять до 60 градусов в секунду. Фаза наведения и высокоточного поражения цели НБМ может составлять считанные секунды, что признано военспецами как явное преимущество перед обитаемыми башнями бронетехники.

Несмотря на доказанную практикой боевую эффективность, у некоторых бдительных граждан при осмотре отечественных разработок боевых модулей — «Арбалет», АУ220М «Байкал», «Бумеранг-БМ», «Эпоха» и т.д., возникает мысль: «Выставленные, как на показ, панорамный прицел, инфракрасная оптика, оптические датчики, ПТУРы и гранатометы — ничем не защищены! Ведь в реальном бою все это срежет осколками и разобьет шальными пулями! Да простого камушка достаточно, чтобы все заклинило!»

В качестве доказательства они оперируют терминами «высокая плотность огня» и «опыт боевых действий», пытаясь выставить российских разработчиков НБМ недоучками, скопировавшими с зарубежных разработок дорогостоящие изделия, годные только для парадов и выставок. Действительно, для показа все так и делается, а вот в реальных боевых действиях вся эта оптика прикрывается специальными автоматическими шторками из металла, стойкого и к пулям, и к осколкам.

При этом вероятность попадания шальной пули или осколка в оптику НБМ достаточна низка, а вот выстрел снайпера действительно опасен, но не все так однозначно. Как правило, армейский снайпер (marksman), входящий в состав стрелкового взвода, работает на дистанциях до 900 метров, а бронетехника с НБМ будет обрабатывать передний край обороны с дистанции 3-5 км. Так что, для того чтобы стрелять по оптике, придется вызывать снайпера из состава ССО, в арсенале которого есть дальнобойная снайперская винтовка (anti-materiel rifle) поражающая цели на дистанции 1,5-2 км. Такой «профи» для поражения оптики БМ слишком дорогостоящий ресурс (ведь погибнет же от тех же осколков и шальных пуль) по сравнению с ПТУР или бронебойным подкалиберным снарядом, превращающими бронетехнику в металлолом.

Подводя итог, скажу, что боевой модуль — это не дань моде и не бесполезная трата бюджетных денег, а высокотехнологичное изделие, повышающее боевую эффективность мотострелковых подразделений в современном общевойсковом бою. Так что, уважаемые граждане, спите спокойно, нашу военную технику делают все-таки профессионалы.

>Источник

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *