«Охранник обезумел и выталкивал с поля». Как вели трансляцию игры «Краснодара»

Ответный матч «Краснодара» и «Порту» стал самым обсуждаемым спортивным событием в российском футболе за неделю не только из-за результата, которого добилась российская команда, но и из-за скандала вокруг трансляции игры. Изначально «Матч ТВ» отменил трансляцию, потом она всё-таки состоялась, но с перерывом и лишь с одной камеры. Свою версию событий уже предоставили и телеканал, и португальский клуб. Мы пообщались с корреспондентом «Матча» Денисом Левко – он и его оператор оказались единственными, кто мог обеспечить общедоступную телевизионную трансляцию для россиян. Но проблемы в Португалии возникли не только с картинкой.

— Сейчас всё успокоилось, но очень много сообщений: пишут коллеги, знакомые и болельщики. Многие оценили, что мы неплохо поработали. Мы в этом плане как индейцы: «делай, что должен – и будь, что будет». Просто выложились, как могли.

— Болельщики благодарят?
— Большинство благодарит, многие пишут спасибо за то, что увидели забитые мячи. Это очень приятно. Но некоторые комментарии расстраивают: есть люди, которые говорят, что мы такие плохие, жалуются, что не было трансляции. К сожалению, они до конца не понимают, как работает телевидение.

«Порту» обвиняет «Матч» во лжи. Жёсткий ответ португальцев по поводу трансляции

Неожиданный поворот темы.

— Как работать в ситуации, когда понимаете, что вы единственный из журналистов, кто будет работать на матче, а трансляции не будет?
— Похожая ситуация уже была у моих коллег в программе «Биатлон с Дмитрием Губерниевым». Тогда меня не было, но они включили TVU – это специальный компьютер, с помощью которого мы делаем прямые включения, он передаёт сигнал.

Губерниев: у «Порту» позиция «растопыренных пальцев», сначала надо сделать дело

— А как проходила коммуникация с Москвой?
— Коллеги очень здорово среагировали. Движение было и с нашей стороны – мы всё быстро подключали, и с их – в Москве заказывали линию, принимали всё. Спасибо Диме Губерниеву — он инициировал эфир, который состоялся.

— Работе никто не препятствовал?
— Слава богу нет. Нам никто не мешал, эксцессы начались после финального свистка.

«Стюарды просто говорили: «выходим вон отсюда»

— Матчи квалификации Лиги чемпионов для телевидения организует не УЕФА, а принимающая сторона. Они выдали свои аккредитации и манишки, условия были, как и во внутреннем чемпионате. Жёстких рамок нам никто не ставил, нашу зону работы во время матча мы знали – это за воротами.

— Что было после финального свистка?
— Сделали также, как это происходит в РПЛ – пошли к бровке, к месту, где футболисты уходят с поля. Где-то у углового нас остановили стюарды, попросили чего-то подождать. Чего надо было ждать мы не поняли: матч уже закончился, игроки уходят.

— Но вы подождали?
— Немного поспорили, так как игроки «Краснодара» с поля уже уходили. Дальше нас пустили, с камерами, микрофоном… Видимо, им дали какую-то команду. Мы пришли: футболисты «Порту» ходили по кругу – плакали и прощались с Лигой чемпионов, а игроки «Краснодара» уже ушли в подтрибунное помещение. Мне безумно повезло, что через несколько секунд появился Шапи, который согласился пообщаться с нами.

— Интервью пытались прервать?
— Мы нормально записывали его, но где-то на последнем вопросе появляется мужчина в пиджаке. Он начал активно махать, чуть ли не хватать оператора за руки, мол, пора заканчивать. Я начинаю сворачиваться, но сходу сказать «спасибо, до свидания» я не могу, нужно как-то красиво попрощаться, поэтому я начал поворачиваться к полю. Тут охранник стал совсем сильно махать руками, дёргал моего оператора. Как только я договорил последнюю фразу, он тут же показал двум стюардам, чтобы меня взяли и выгнали.

— Как вы это поняли?
— Я знаю испанский язык, по-португальски примерно было понятно, чего он хочет. Я просто был в шоке. Что мы сделали? Я спрашивал стюардов, что произошло, но они просто говорили: «выходим вон отсюда». Сначала я думал, что речь про поле, но они выгоняли нас со стадиона.

«Матч ТВ» не показал очень крутой матч «Краснодара». Но канал не виноват

Почему так случилось?

— Что было дальше?
— Было жёстко. Я не могу выходить в прямой эфир в манишке, в которой работаю, поэтому бросил её на газон. Забрать её мне не давали. Охранник обезумел и с горящими глазами выталкивал нас от поля. Толкал руками, пихал, хотя я пытался показать ему на манишку, которая лежала в метре от нас. Мне нужно было её забрать, потому что за манишку я отдал в залог документы.

— В итоге забрать получилось?
— Да, слава богу. Потом мы дошли до угла поля, за воротами у нас стояли штатив и рюкзак с батарейками и другими нужными вещами оператора. Мы сказали, что нужно забрать их.

— Охранник снова был против?
— Он вдруг стал говорить с нами на немецком языке, а потом началась настоящая агрессия – он стал выпихивать нас, толкал, хватал за одежду. Я спокойно объяснял ему про вещи, понимал, что конфликт нарастает. К счастью, рядом были полицейские. Я попросил их проводить нас, помочь спокойно забрать аппаратуру, потому что охранник перебарщивал.

— Помогли?
— Да, они разрулили конфликт, но в итоге вывели нас только в подтрибунное помещение, оставив там со стюардом-охранником. Тогда он объяснил, что мы должны дождаться какого-то важного человека из пресс-службы «Порту».

— Сильно от охранников не прилетело?
— Нет-нет, жаловаться я не буду. Потолкал, была напряжённая ситуация, но такое бывает.

«Охранника задело, что я улыбаясь рассказывал что-то на фоне игроков «Порту»

— Что происходило в подтрибунном помещении?
— Уйти мы не могли, потому что надо было отдать манишки, забрать вещи из пресс-центра и документы. Но в подтрибунке мы тоже стоять не могли – шёл эфир, от меня ждали включение. Дальше мы объяснили охраннику, что выйдем со стадиона, включимся, а дальше разберёмся с охраной или полицией. Он категорически не хотел нас отпускать, поэтому был шокирован, когда мы просто взяли и ушли.

— После включения разобраться получилось?
— Мы вернулись, но все уже успокоились. Мы спокойно обсудили всё с охранником – произошёл мужской разговор, где каждый объяснил, что был на эмоциях. Он сказал, что ему просто приказали нас выгнать. Позиция твердолобая, он даже вещи не давал забрать – но что поделаешь.

— Всё было из-за манишки, которая лежала рядом?
— На моей практики такое происходит редко, охранники понимают, что в кадре ты должен выглядеть культурно. На всех стадионах мира на это реагируют лояльно. Реакция жёсткая была сразу, но на что – непонятно.

— Как для себя это видите?
— Это эмоции принимающей стороны. «Порту» давненько не оставался без Лиги чемпионов, для них это серьёзный удар. Наверное, пресс-службе это тоже обидно. Давным-давно я ездил в Ригу, когда там играл хоккейный СКА. Тогда СКА забросил решающую шайбу, я закричал «гол» на всю пресс-ложу – тогда охранник тоже настучал мне по шапке, а потом извинился за эмоции. Здесь ситуация такая же – российские журналисты лезут с вопросами, когда «Порту» проиграл. Возможно, больше всего его задело, что, улыбаясь, я что-то рассказывал на фоне игроков «Порту». Ему просто было обидно.

«Проиграли команде, которая НИКОГДА не выигрывала ни одного матча в ЛЧ? Хахаха!»

Что пишут португальские СМИ и болельщики о победе «Краснодара» над «Порту».

— Вам нормально объяснили, почему вас не пустили на пресс-конференцию?
— Мы так ничего и не дождались. Из пресс-службы к нам никто не пришёл, просто приставили охранника, который физически не давал нам пройти на пресс-конференцию. Но развивать конфликт мы не хотели.

— А как решили вопрос?
— Я увидел Ольгу Гараджанову из «Краснодара» и попросил поделиться кадрами с пресс-конференции. Так что отдельное спасибо «Краснодару» и за это, и за то, что скинули нам интервью. Всё необходимое для работы мы заполучили, поэтому попыток сопротивляться я не делал.

— С «Краснодаром» как-то ещё это обсуждали?
— Нет, но у них правильная позиция: они выиграли, но надо идти дальше. У нас такой же подход – впереди много работы.

— Португальские коллеги-журналисты вам не помогали?

— Все проходили мимо, рад, что зацепил полицейских. Но я понимал, что это может навлечь на нас какие-то проблемы – на нас ведь могли пожаловаться, а это другая страна, чем всё закончится – непонятно. Было очень напряжённо. Но если бояться арестов, то зачем работать? Я свои права на стадионе знал, ничего не нарушал.

— Может, это из-за проблем с трансляцией?
— Никак не связываю эти вещи. За уши можно всё притянуть. Я ни на кого не обижен, с охранником мы помирились. Всё, что могли сделать для болельщиков – мы сделали.

— В Порту готовы вернуться?
— Буду рад поработать здесь на матчах российских команд в Лиге чемпионов, правда, уже не в этом сезоне.

>Источник

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *